Адвокат Ренат Медетбеков: Заведомо незаконное обвинение в деле по «Вечерке»

29 мая 2020 21:35 4897 Barometr
Поделиться в:
ok


Адвокат Ренат Медетбеков и его подзащитный бывший директор ЗАО «Издательский дом «Вечерний Бишкек» Мурат Божокоев, осуждённый 16 августа 2019 года вместе с председателем совета директоров ЗАО «Издательский дом «Вечерний Бишкек» Александром Рябушкиным приговором Свердловского районного суда города Бишкек по обвинению в злоупотреблении полномочиями в коммерческой организации (часть 1 статьи 233 Уголовного кодекса Кыргызской Республики в редакции 2017 года) в связи с выплатой 21 октября 2016 года из кассы ЗАО «Издательский дом «Вечерний Бишкек» 1 000 000 сомов Эркимбеку Мамбеталиеву, изменённым 11 ноября 2019 года приговором Бишкекского городского суда на освобождение от наказания в связи с истечением 21 октября 2019 года срока давности, оставленным 12 февраля 2020 года постановлением Верховного суда Кыргызской Республики в силе, продолжают работу за отмене незаконного приговора.

Сегодня Медетбеков переслал редакции Barometr.kg фильм, письменный текст и фотографии, которые, по его мнению, могут помочь понять, почему обвинение со стороны адвоката Сергея Воронцова и его доверителя потерпевшего Токторбека Джаналиева в деле было заведомо незаконным.

Письменный текст Медетбекова (стиль и орфография сохранены):

Для понимания фильма смотрите также фильмы:

- «Адвокат Ренат Медетбеков: Заведомо незаконное обвинение в деле по «Вечёрке» со стороны следователя Аширходжаева и инспектора Ашимовой»;

- «Адвокат Ренат Медетбеков: Заведомо незаконное обвинение в деле по «Вечёрке» со стороны прокуроров Маданбековой и Конкубаевой».

Заседание Верховного суда Кыргызской Республики 12 февраля 2020 года по рассмотрению кассационного представления государственного обвинителя прокурора отдела прокуратуры города Бишкек Маданбековой Л.О., кассационной жалобы защитников осуждённого Александра Рябушкина адвокатов Замирбека Узенова и Харки Хилоу и кассационной жалобы осуждённого Мурата Божокоева на приговоры Свердловского районного суда города Бишкек от 16 августа 2019 года и Бишкекского городского суда от 11 ноября 2019 года.

Полное выступление адвоката Сергея Воронцова (представителя потерпевшего Токторбека Джаналиева)

Ни я, ни мой доверитель, ни потерпевшие не писали ни апелляционную жалобу в Бишкекский городской суд, ни кассационную жалобу в Верховный суд. В то же время я в защиту интересов Джаналиева хочу сказать, что поддерживаю кассационное представление прокурора, и не буду повторять его, потому что, считаю, что все доводы в нём обоснованы.

Я хочу остановиться на кассационной жалобе адвокатов Хилоу и Узенова. Они пишут, что приговором Свердловского суда Рябушкин оправдан. Но это не соответствует действительности, потому что в резолютивной части приговора Свердловского суда нигде не сказано, что Рябушкин оправдан. Просто статья 173 часть 2 Уголовного кодекса в редакции 1997 года выпала из резолютивной части приговора Свердловского суда. В то же время мои коллеги Хилоу и Узенов пишут, что Бишкекский городской суд прекратил дело в связи с истечением срока давности. Это тоже не соответствует действительности. Бишкекский городской суд не прекращал производство по делу. Он оправдал по статье 173 и оставил без должного наказания по статье 233.

Адвокаты Рябушкина Хилоу и Узенов, обвиняемый Божокоев и адвокат Божокоева Медетбеков – все они просили в своих апелляционных жалобах, поданных в Бишкекский городской суд, вынести оправдательный приговор. Как видим, сейчас в кассационной жалобе Божокоев просит прекратить производство по делу в связи с истечением срока давности. О необходимости прекращения производства по делу в связи с истечением срока давности было заявлено и в Бишкекском городском суде и Божокоевым и его адвокатом Медетбековым. В то же время адвокаты Рябушкина Хилоу и Узенов просят в своей кассационной жалобе прекратить уголовное дело в отношении Рябушкина за отсутствием в его действиях состава преступления. То есть, нету у адвокатов Рябушкина Хилоу и Узенова, с одной стороны, и Божокоева и его адвоката Медетбекова, с другой стороны, а также в обращениях самого Божокоева в суды апелляционной и кассационной инстанций единой позиции относительно того, чего же именно они хотят по уголовному делу.

Божокоев тоже пишет в своей кассационной жалобе, что Свердловский суд оправдал его по статье 173. Но я уже говорил, что в резолютивной части приговора Свердловского суда этого нету. В кассационной жалобе Божокоев также приводит доводы о своём несогласии с решением Конституционной палаты. Но я считаю, что решение Конституционной палаты окончательно и обжалованию не подлежит, и выводы, которые там сделаны, были отражены в приговоре Бишкекского городского суда.

В связи с этим прошу кассационное представление прокурора удовлетворить, а в удовлетворении кассационных жалоб Божокоева и адвокатов Рябушкина Хилоу и Узенова отказать.

Полное выступление потерпевшего Токторбека Джаналиева

Я поддерживаю своего представителя Воронцова, а также гособвинителя Конкубаеву по поводу кассационного представления.

Почему выступления Воронцова и Джаналиева были третьим заведомо незаконным обвинением в деле по «Вечёрке» после Аширходжаева/Ашимовой и Маданбековой/Конкубаевой

Во-первых

Ни Воронцов, ни Джаналиев, ни потерпевшие действительно не писали ни апелляционных жалоб в Бишкекский городской суд, ни кассационных жалоб в Верховный суд, хотя все они НЕ БЫЛИ СОГЛАСНЫ с приговорами Свердловского районного суда и Бишкекского городского суда. Это говорит о том, что их использовали в деле.

Ни Воронцов, ни Джаналиев не могли считать доводы в кассационном представлении обоснованными, потому что после выступления государственного обвинителя Конкубаевой до их выступления я объяснил им, что в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 439 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики суд кассационной инстанции может отменять приговоры нижестоящих инстанций и направлять дело на новое рассмотрение лишь в том случае, если допущено существенное нарушение норм процессуального права, которое привело к неправильному разрешению дела, а Конкубаева не называла в своём выступлении ни одного нарушения норм процессуального права.

Всё, что говорила Конкубаева в заседании Верховного суда 12 февраля 2020 года, касалось лишь неправильного, на её взгляд, отказа от применения части 2 статьи 173 Уголовного кодекса Кыргызской Республики в редакции 1997 года при квалификации нижестоящими судами преступного деяния. Я показал это в фильме «Адвокат Ренат Медетбеков: Заведомо незаконное обвинение в деле по «Вечёрке» со стороны прокуроров Маданбековой и Конкубаевой» (фильм можно найти на страничке Мурата Божокоева в Фейсбуке или канале Murat Bozhokoev на YouTube по названию фильма «Заведомо незаконное обвинение в деле по «Вечёрке» со стороны прокуроров Маданбековой и Конкубаевой»).

Во-вторых

Кассационную жалобу адвокатов Рябушкина Хилоу и Узенова я не буду комментировать, потому что она не влияла на судьбу Божокоева.

А вот то, что и адвокаты Рябушкина Хилоу и Узенов, и Божокоев, и я просили в апелляционных жалобах, поданных в Бишкекский городской суд, вынести оправдательный приговор, это – правда. И то, что в кассационной жалобе Божокоев просил прекратить дело в связи с истечением срока давности – тоже правда. И то, что о необходимости прекращения дела в связи с истечением срока давности было заявлено в Бишкекском городском суде и Божокоевым и мной – тоже правда. И то, что адвокаты Рябушкина просили в своей кассационной жалобе прекратить дело в отношении Рябушкина за отсутствием в его действиях состава преступления – тоже правда. И даже то, что у адвокатов Рябушкина, с одной стороны, и Божокоева и меня, с другой стороны, не было единой позиции – тоже правда. Только какое это имеет значение? С чего Воронцов решил, что у адвокатов Рябушкина, с одной стороны, и Божокоева и меня, с другой стороны, должна была быть единая позиция? Каждый обвиняемый сам определяет свою позицию в деле, без привязки к позиции других обвиняемых. Это ли не знать такому опытному адвокату, как Воронцов?

Что же касается обвинений Воронцова и Джаналиева в том, что в обращениях самого Божокоева в суды апелляционной и кассационной инстанций не было единой позиции относительно того, чего же именно он хочет по делу, то тут надо сказать следующее. Божокоев подавал апелляционную жалобу 13 сентября 2019 года, за три дня до истечения месячного срока, установленного для апелляционного обжалования. Я подавал апелляционную жалобу в последний день срока, 16 сентября 2019 года. На тот момент сроки давности по делу ещё не наступили, поэтому в апелляционной жалобе Божокоев не мог просить прекратить дело в связи с истечением сроков давности. А кассационную жалобу Божокоев подал 24 января 2020 года, то есть через три месяца после того, как 28 октября 2019 года он заявил в Бишкекском городском суде, что не возражает против прекращения дела в отношении него в связи с истечением 21 октября 2019 года сроков давности. Заявление Божокоева от 28 октября 2019 года влекло правовые последствия в виде прекращения производства в отношении него и было обязательным как для него самого, так и для судов второй и третьей инстанций. Поэтому в кассационной жалобе Божокоев не мог просить ничего другого, кроме прекращения дела в связи с истечением сроков давности. Поэтому на всех стадиях процесса позиция Божокоева была абсолютно последовательной и цельной.

В-третьих

Божокоев действительно писал в кассационной жалобе, что Свердловский районный суд оправдал его по статье 173 Уголовного кодекса в редакции 1997 года, хотя в резолютивной части приговора Свердловского районного суда этого действительно нету. Статья 173 действительно выпала из резолютивной части приговора Свердловского районного суда.

Но Божокоев не приводил в кассационной жалобе доводы о своём несогласии с решением Конституционной палаты. Это ложь со стороны Воронцова. Я сейчас это докажу. Кассационная жалоба Божокоева опубликована в новости «Адвокат Ренат Медетбеков: Не надо ссылаться на решения Конституционной палаты как на руководящие разъяснения Пленума Верховного суда» на сайте http://barometr.kg 24 января 2020 года в 13 часов 13 минут. В жалобе Божокоев приводит, например, такой довод: «Решение Конституционной палаты от 19 марта 2014 года вообще не имеет отношения к вопросу о прекращении производства по делу за истечением срока давности в отношении меня. Вопрос о прекращении производства по делу за истечением срока давности в отношении меня решается исключительно в соответствии с пунктом 12 части 1 и частью 3 статьи 26 Уголовно-процессуального кодекса. В соответствии с этими нормами при истечении срока давности суд прекращает производство по делу за истечением срока давности в отношении любого обвиняемого, который не возражает против этого. Признание вины обвиняемым при этом не требуется».

Этот и остальные доводы в кассационной жалобе свидетельствовали лишь о несогласии Божокоева с приговором Бишкекского городского суда от 11 ноября 2019 года. А выводы, сделанные в решении Конституционной палаты от 19 марта 2014 года о признании пункта 11 части 1 статьи 28 Уголовно-процессуального кодекса в редакции 1999 года не противоречащим Конституции, как раз-таки НЕ БЫЛИ ОТРАЖЕНЫ в приговоре Бишкекского городского суда, потому что дело не было прекращено в отношении Божокоева в связи с истечением сроков давности, хотя он против этого не возражал.

Адвокат Ренат Медетбеков, 29 мая 2020 года

Ссылка: https://barometr.kg/advokat-renat-medetbekov-zavedomo-nezakonnoe-obvinenie-v-dele-po-vechyorke-so-storony-advokata-voroncova-i-ego-doveritelya-dzhanalieva



Добавить комментарий