Суд по ТЭЦ. Аргументы о непричастности Артыкбаева к делу

5 февраля 2020 14:52 2917 Barometr
Поделиться в:
ok

В Бишкекском городском суде продолжился процесс по делу о модернизации ТЭЦ Бишкека.

На заседании суда допросили  депутата парламента, экс-министра энергетики Осмонбека Артыкбаева.  

Артыкбаев, отвечая на вопросы адвоката,  заявил, что он не нарушал закон и действовал строго в рамках своих должностных полномочий.

"Я всю жизнь работал на благо людей. Я верой и правдой служил народу. Где бы я ни был, какую должность ни занимал, ставил интересы народа и государства выше всего. С момента моего назначения на пост министра я действовал в рамках своих полномочий. Еще до моего назначения министром по проекту были приняты решения. Это подтверждает служебная записка заведующего отделом аппарата президента главе государства на тот момент. Так, до моего назначения уже были определены подрядчик, источник финансирования, сумма и форма контракта. Даже были до меня определены сроки, когда будет подписано соглашение по модернизации ТЭЦ Бишкека", - сказал Артыкбаев.

Артыкбаев подчеркнул, что министерства и ведомства лишь выполняли процедурные поручения в рамках своих компетенций. Министерства и ведомства не принимали решения. Решения принимались на очень высоком уровне.

"22 мая 2013 года  вышел указ президента о моем назначении на должность министра энергетики. Сразу после назначения, согласно приказу министерства от 23 мая 2013 года, я выехал в командировку на Иссык-Куль, где с 24 по 26 мая  проходило заседание энергетического совета стран СНГ. В нем  принимали участие министры энергетики стран СНГ.

Впервые я вышел на работу в качестве министра 27 мая 2013 года, первое совещание в Минэнерго в качестве министра провел 28 мая. Я не был посвящен в вопросы, которые решались на тот момент, текст моего выступления на данном совещании уже был подготовлен сотрудниками Минэнерго. Совещание проводилось по поручению президента на основании служебной записки заведующих отделов аппарата президента. Как я уже ранее сказал, я не был в курсе этого проекта. Соответственно, я не мог говорить ни об одной компании, о компании ТВЕА в том числе", - уточнил Артыкбаев.

Артыкбаев пояснил, что на совещании было ясно, что все вопросы были решены давно на уровне аппарата президента.

"В служебной записке от 21 мая 2013 года было написано, цитирую: «…развернуть работу по привлечению льготного кредита для реконструкции модернизации ТЭЦ Бишкека с учетом имеющихся предложений. При этом с учетом сжатости сроков, а также предстоящего визита председателя КНР Си Цзиньпиня в Кыргызстан  представляется возможным параллельно начать предварительные переговоры с китайской стороной по данному вопросу». Таким образом, компания ТВЕА уже была определена как подрядчик проекта ТЭЦ Бишкека в рамках льготного кредита по линии ШОС правительства КНР. Однозначно компания ТВЕА определилась задолго до моего назначения, т. е. начиная с января 2013 года вплоть до моего назначения проводилась планомерная и целенаправленная работа по продвижению компании ТВЕА как подрядчика в проекте модернизации ТЭЦ", - сказал депутат.

Артыкбаев также напомнил, что он не подписывал ни одного соглашения, он пришел на должность после того, как были приняты все решения по проекту.

Адвокат подчеркнул, что Артыкбаев не нарушал закон и действовал в рамках закона.

"Он не подписывал не только ни одного соглашения, но и ни одного документа. Даже в процедурных документах касательно ТЭЦ нет подписи Артыкбаева. Проект кредитного соглашения, сопроводительные письма были подписаны заместителями. Также все ключевые документы, которые вносились на рассмотрение правительства, были подписаны заместителями министра или статс-секретарем. Почему мой подзащитный должен отвечать за других?" - сказал адвокат.

Также он заметил, что не принимал участия в самой модернизации, так как был уволен с поста до начала модернизации.

Артыкбаев, отвечая на вопросы адвоката, рассказал о причинах своего увольнения с поста.

"Мой уход с должности министра связан с моими разногласиями с близким окружением президента, в частности, аппарата президента, так как данный орган вмешивался в работу министерства, вплоть до управленческих и кадровых вопросов, которые должны были решаться со стороны правительства", - сказал Артыкбаев.

Отметим, ранее в ходе судебного процесса суда первой инстанции многочисленные свидетели подтверждали непричастность Артыкбаева к делу.

Также свидетели подтвердили на суде, что Артыкбаев действовал в рамках своих должностных полномочий.

Также на суде было доказано, что Артыкбаев лишь исполнял свои функциональные обязанности согласно законодательству.

Напомним, ранее на суде лидер партии "Ар-Намыс" Феликс Кулов, который в 2013 году был лидером парламентской коалиции большинства и депутатом ЖК, подтверждал, что парламент принял ратификацию кредитного соглашения в ускоренном режиме по поручению аппарата президента.

Экс-депутат парламента Алмамбет Шыкмаматов, также на суде отвечая на вопросы, отмечал, что Минэнерго лишь ведет политику в энергетике и не может вмешиваться в хозяйственную деятельность "Электрических станций".

"Электрические станции" - компания с частной формой собственности, акции которой принадлежали Фонду госимущества. Минэнерго не могло и не вмешивалось  при заключении контракта между "Электрическими станциями" и ТВЕА", - сказал он.

Шыкмаматов также разъяснил, что, согласно закону об энергетике, при выборе подрядчика на строительство энергетических объектов мощностью более 30 МВт не требуется проведение тендера.

"Электрические станции" без проведения тендера имели право заключать договор с ТВЕА, так как предполагаемая мощность ТЭЦ превышала 30 МВт", - сказал Шыкмаматов.

Экс-вице-премьер-министр Тайырбек Сарпашев подтвердил, что с ТВЕА велись переговоры еще до назначения Артыкбаева министром.

"В 2012 году ездил в Китай, там были встречи по разным вопросам, в частности, по сборке тракторов, по модернизации ТЭЦ Бишкека. По ТЭЦ еще тогда шли переговоры между Кыргызстаном и Китаем.  28 февраля 2013 года после поездки был подписал план мероприятий по модернизации ТЭЦ Бишкека,  соответствующим министерствам было поручено реализовать данный план мероприятий касательно модернизации ТЭЦ Бишкека. Речь идет о привлечении ТВЕА в качестве подрядчика", - сказал он.

Сарпашев подтверждал на суде первой инстанции, что в переговорах Артыкбаев не участвовал.

"Его назначили позже. Он пришел только тогда, когда шли лишь процедурные вопросы", - ответил он.

Сарпашев также рассказал, какие процедуры проходил проект кредитного соглашения.

Он отметил, что проект соглашения с Эксимбанком поступил в аппарат правительства в виде матрицы с разногласиями министерств и ведомств.

"Аппарат правительства должен был снять разногласия. Речь идет о замечаниях. Но касательно проектов соглашения были и предложения рекомендательного характера. Если это предложение противоречит другому закону, то они не учитываются. Что касается замечаний, то их изучают эксперты отдела аппарата правительства. Аппарат в обязательном порядке должен был снять эти разногласия", - сказал Сарпашев.

Он также рассказал о том, как парламент принимал  ратификацию соглашения.

"Депутаты рассматривали сначала в комитетах, во фракциях, далее вынесли на рассмотрение парламента", - сказал он.

Сарпашев на вопрос, оказывал ли давление или просил ли депутатов Осмонбек Артыкбаев в бытность министром, ответил отрицательно.

"Министр не может заставить депутатов. Депутаты самостоятельно принимают решения. На парламент оказывать давление сложно. Для министра это невозможно", - сказал он.

Ссылка: https://barometr.kg/sud-po-tec-argumenty-o-neprichastnosti-artykbaeva-k-delu



Добавить комментарий