Адвокат Ренат Медетбеков: Главный вопрос сейчас в Кыргызстане – это вопрос о Матраимовых

5 февраля 2020 18:41 3975 Barometr
Поделиться в:
ok


Адвокат Ренат Медетбеков считает, что главный вопрос сейчас в Кыргызской Республике – это вопрос о Матраимовых, не потому, что Матраимовы виноваты во всем, а потому что от решения этого вопроса зависит решение остальных вопросов внутренней политики. Адвокат считает, что существуют три силы, влияющие на решение вопроса: известная оппозиция, действующая власть и новые люди.

Авторский текст (стиль и орфография сохранены):

Первая сила – известная оппозиция

1. (Со слов Нарына Айыпа в передаче «О главном» от 13 декабря 2019 года) Журналист радио «Азаттык» Али Токтакунов заявляет в своём первом расследовании, что Матраимовы вывели из страны 700 млн долларов США, молодежный портал Kloop участвует во втором расследовании «Азаттыка», информационное агентство «24.kg» перепечатывает результаты второго расследования.

2. «Азаттык», Kloop, «24.kg» требуют от судьи Свердловского районного суда города Бишкека Жылдыз Ибраимовой отказать Матраимовым в иске к ним от 09 декабря 2019 года о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда на общую сумму 59,5 млн сомов, вызванном публикациями об этих расследованиях.

3. Многие mediaорганизации, депутаты и общественные деятели требуют от судьи Ибраимовой отменить вынесенное ею 10 декабря 2019 года определение о наложении ареста на денежные средства «Азаттык», Kloop, «24.kg» в обеспечение указанного иска.

4. Адвокат Нурбек Токтакунов подает 10 декабря 2019 года по указанным журналистским расследованиям заявление в Генеральную прокуратуру о совершённых Раимбеком Матраимовым четырёх преступлениях, в том числе отмывании преступных доходов. Через три дня, 13 декабря 2019 года, Нурбек Токтакунов видит на сайте Генеральной прокуратуры, что его заявление направлено в Главное следственное управление ГКНБ Кыргызской Республики, и подаёт жалобу в Октябрьский районный суд города Бишкека на бездействие Генеральной прокуратуры, требуя обязать её внести его заявление в Единый реестр преступлений и проступков, по крайней мере, в части трёх новых преступлений (помимо отмывания преступных доходов). Через пять дней, 18 декабря 2019 года, Нурбек Токтакунов выходит на митинг «REакция 2.0» к Дому правительства с требованием в адрес Президента Кыргызской Республики Сооронбая Жээнбекова об освобождении Откурбека Джамшитова от должности генерального прокурора за эту передачу его заявления в ГКНБ. А после отказа 23 декабря 2019 года Октябрьским районным судом в удовлетворении его жалобы на бездействие Генеральной прокуратуры Нурбек Токтакунов намерен обратиться дальше в Бишкекский городской суд.

5. Социальные сети призывают граждан выйти на мирные митинги к Дому правительства 25 ноября 2019 года «REакция 1.0», 18 декабря 2019 года «REакция 2.0», в феврале 2020 года «REакция 3.0», марте 2020 года «REакция 4.0».

Вторая сила – Матраимовы и власть

1. Али Токтакунов, «Азаттык», «Kloop», «24.kg» должны добровольно дать опровержение о том, что ранее опубликованные сведения о том, что Матраимовы вывели из страны 700 млн. долларов США, не соответствуют действительности.

2. До тех пор пока Али Токтакунов, «Азаттык», «Kloop», «24.kg» не дадут добровольное опровержение о том, что ранее опубликованные сведения о том, что Матраимовы вывели из страны 700 млн. долларов США, не соответствуют действительности, судья Ибраимова должна удовлетворить иск Матраимовых от 09 декабря 2019 года к указанным лицам о защите чести и достоинства Матраимовых, компенсации морального вреда на общую сумму 59,5 млн. сомов.

3. До тех пор пока судья Ибраимова не удовлетворит иск Матраимовых от 09 декабря 2019 года к Али Токтакунову, «Азаттык», «Kloop», «24.kg» о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда на общую сумму 59,5 млн. сомов и решение Ибраимовой не будет исполнено, Ибраимова должна с 10 декабря 2019 года наложить арест на денежные средства «Азаттык», «Kloop», «24.kg» в пределах исковых требований о взыскании компенсации к каждому из них в обеспечение иска.

4. Заявление Нурбека Токтакунова, поданное в Генеральную прокуратуру по журналистским расследованиям о совершённых Раимбеком Матраимовым четырёх преступлениях, в том числе отмывании преступных доходов, Генеральная прокуратура передаёт в Главное следственное управление ГКНБ, которое ведёт следствие по уголовному делу, зарегистрированному в ЕРПП по сообщению того же «Азаттык» о том же преступлении «Легализация (отмывание) преступных доходов» Уголовного кодекса Кыргызской Республики. В части остальных трёх преступлений в соответствии с частями 2 и 3 статьи 233 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики в случае возникновения оснований следователь ГКНБ уведомит Раимбека Матраимова о новых подозрениях с безотлагательным внесением данных об этих трёх новых преступлениях в ЕРПП. В удовлетворении жалобы Нурбека Токтакунова на бездействие Генеральной прокуратуры Октябрьский районный суд отказывает на том основании, что никакого бездействия не было, потому что Генеральная прокуратура передала заявление Нурбека Токтакунова в ГКНБ, а обязанность внесения сведений о преступлении в ЕРПП устанавливается не решением суда, а установлена статьёй 149 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики. Если Нурбек Токтакунов обратится дальше в Бишкекский городской суд, то последний должен будет отказать ему в принятии жалобы, потому что постановление судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке лишь в случаях, прямо предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Кыргызской Республики, а апелляционная или частная жалоба Нурбека Токтакунова к числу таковых не относится.

5. После первого митинга «REакция 1.0» правоохранительные органы задерживают пользователя социальных сетей Автандила Жоробекова, призывавшего граждан выйти на митинг, по обвинению в разжигании межнациональной или межрегиональной розни. После второго митинга «REакция 2.0» правоохранительные органы задерживают группу молодых людей, которые методично избивали журналиста Болота Темирова, опубликовавшего информацию о тратах жены Раимбека Матраимова, среди бела дня у его офиса, и расследуют это преступление.

Третья сила – новые люди

1. По первому пункту. Нужно отвечать за свои слова и за свои действия. Были ли правомерны действия «Азаттык» в отношении Матраимовых? Я этого не знаю. Но вот что говорит по этому поводу Нарын Айып в своей передаче «О главном» от 13 декабря 2019 года (смотреть видео).

2. По третьему пункту. Но Матраимовы не стали подавать иск к Токтакунову и «Азаттыку» о защите чести и достоинства, а лишь использовали ту же коррупционную схему, которую в 2017 году использовала Генеральный прокурор Индира Джолдубаева, когда «защищала» честь и достоинство Президента Алмазбека Атамбаева. Эта коррупционная схема исходит из всеобщего непонимания вопроса о компенсации морального вреда, истоки которого кроются в самих постановлениях Пленума Верховного суда Кыргызской Республики. Это непонимание касается трёх аспектов, но для объяснения данного пункта сейчас достаточно понять лишь первый аспект (смотреть видео фрагментов передачи «О главном» от 13 декабря 2019 года, оглашения судьёй Ибраимовой мотивировочной части определения от 13 декабря 2019 года об отмене обеспечения иска и пресс-конференции юриста Татьяны Карыжинской от 13 декабря 2019 года, представляющей интересы семьи Матраимовых).

Иск о компенсации морального вреда действительно является иском неимущественного характера. Государственная пошлина с подаваемых в суд исков неимущественного характера (или не подлежащих оценке) действительно взимается в размере 7-кратной ставки расчётного показателя, то есть 700 сомов. Но на пресс-конференции это должна была бы быть лишь первая часть вопроса. После того, как Карыжинская ответила, журналист, если бы он был подготовлен, должен был бы задать ей вторую часть вопроса: «Если компенсация морального вреда рассматривается как неимущественное требование и оплачивается государственной пошлиной 700 сомов, тогда почему по этому неимущественному требованию Вы подали заявление о наложении ареста на денежные средства «Азаттык» в пределах 22 млн. сомов, «Kloop» в пределах 12,5 млн. сомов, «24.kg» в пределах 15 млн. сомов в его обеспечение? Почему, когда Вы подаёте иск, Вы утверждаете, что он неимущественный и платите лишь 700 сомов государственной пошлины, а когда Вы просите наложить арест на денежные средства ответчиков по этому иску, он у Вас сразу превращается в имущественный с общей ценой иска в 59,5 млн. сомов? Это юридическое мошенничество».

Именно по этой причине вынесенное судьёй Ибраимовой 10 декабря 2019 года определение об обеспечении иска было незаконным. Именно по этой причине власть дала команду Ибраимовой отменить это определение, а не потому что многие media-организации, депутаты и общественные деятели выступили с критикой этого судебного решения. Плевать хотела власть на любую критику. Я уже говорил в фильме «Адвокат Ренат Медетбеков: Ошибка Омурбека Текебаева», что даже широкая политическая поддержка без правильного юридического обоснования – это стрельба из пушки по воробьям. И поскольку власть раньше других сумела понять, что поднимающаяся волна критики определения судьи Ибраимовой о наложении ареста на денежные средства «Азаттык», «Kloop», «24.kg» ляжет на правильное юридическое обоснование, она тут же дала команду Матраимовым самим подать заявление об отмене обеспечения иска.

Это тот же коррупционный приём «шаг назад – два шага в обход для достижения той же цели», который использовала власть в деле о карательной психиатрии в отношении меня. 02 сентября 2019 года судья Межрайонного суда города Бишкек Нурия Бекбаева выносит решение об отказе в удовлетворении моего административного иска от 28 сентября 2018 года о признании недействительным решения комиссии врачей-психиатров Республиканского центра психического здоровья от 08 июня 2017 года в части первого пункта, выраженного словами «Медетбеков Р.А. имеет смешанное расстройство личности (параноидное, истерическое) на органическом неблагополучном фоне (церебросклероз сосудов)». Я подаю апелляционную жалобу на это решение в Бишкекский городской суд. Жалобу передают судебной коллегии, председателем и докладчиком в которой является судья Антонина Рыбалкина, одна из авторов Административно-процессуального кодекса Кыргызской Республики. В первом же заседании 20 ноября 2019 года я заявляю отвод Рыбалкиной на основании пункта 4 части 1 статьи 20 Административно-процессуального кодекса в связи с тем, что 06 июля 2018 года Рыбалкина высказала свою позицию на тренинге в Учебном центре адвокатов не только о возможном, но и об обязательном результате моего дела об отказе мне и сделала открытое заявление о том, что комиссия врачей-психиатров не является административным органом. Наткнувшись на эту невозможность участия Рыбалкиной в моём деле, власть делает шаг назад (она отводит Рыбалкину) и два шага в обход (первый шаг – назначает новую коллегию в составе судей Сатыбалдиева, Горшковской, Албановой, второй шаг – эта новая коллегия отказывает мне в удовлетворении жалобы по тому же самому (рыбалкинскому) мотиву о том, что врачи-психиатры не являются должностными лицами).

Точно так же, наткнувшись на незаконное обеспечение иска в деле Матраимовых, власть делает шаг назад (она отменяет 13 декабря 2019 года это обеспечение), чтобы потом сделать два шага в обход (первый шаг – удовлетворить позже разорительный иск Матраимовых, второй шаг – обанкротить Али Токтакунова, «Азаттык», «Kloop», «24.kg» на основании этого решения суда). Именно по этой причине 13 декабря 2019 года на заседании у судьи Ибраимовой был устроен спектакль по отмене обеспечения иска. «Азаттык», «Kloop», «24.kg» радостно приняли участие в этом спектакле, проглотив брошенную им подачку в виде снятия ареста.

Ни истцы, ни ответчики в деле по иску Матраимовых не имели права подавать заявление об отмене обеспечения иска. В соответствии со статьями 142 и 148 Гражданского процессуального кодекса Кыргызской Республики обеспечение иска допускается на любой стадии рассмотрения дела, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Обеспечение иска может быть отменено тем же судом по заявлению лиц, участвующих в деле. Это значит, что Матраимовы и ОсОО «Информационное агентство «24.kg» могли бы подать заявления об отмене обеспечения иска лишь в том случае, если бы Матраимовы отказались от требования о компенсации морального вреда. Но, поскольку Матраимовы, подавая заявление об отмене обеспечения иска, не отказались от требования о компенсации морального вреда, тогда судья Ибраимова не имела права отменять принятое обеспечение иска. Таким образом, за три дня с 10 по 13 декабря 2019 года власть дважды вытерла ноги о судью Ибраимову. Первый раз, когда она заставила её незаконно наложить арест, во второй раз, когда она заставила её незаконно снять его.

Как должны были действовать «Азаттык», «Kloop», «24.kg» в этом деле? Они должны были до 20 декабря 2019 года подать частные жалобы на определение судьи Ибраимовой от 10 декабря 2019 года об обеспечении иска с требованием отмены этого определения как незаконного на том основании, что по искам неимущественного характера аресты на имущество ответчиков в обеспечение исков не налагаются. Вот тут бы и пригодилась та самая критика многих media-организаций, депутатов и общественных деятелей, о которой сказал Нарын Айып. Эти частные жалобы обязательно были бы удовлетворены. В этом случае сработал бы упомянутый выше резонанс правильного юридического обоснования и широкой политической поддержки.

4. По четвёртому пункту. С момента разрушения в 1991 году моей Родины – Советского Союза – Кыргызская Республика – это не государство, а просто территория, на которой преступные кланы рвут друг у друга или получают друг от друга власть в результате событий, которые они называют революциями (как было в 2005 и 2010 годах) либо выборами (как было 2017 году). Права и законные интересы граждан при этом никто не обеспечивает.

Так, в ноябре 2018 года председатель Межрайонного суда Чуйской области Айнура Ахметова незаконно передаёт судье того же суда Нурлану Султаналиеву дело о банкротстве ОсОО «Ареопаг-Бишкек», и Султаналиев отказывает 24 декабря 2018 года в даче правовой оценки действиям специального администратора ОсОО «Ареопаг-Бишкек», совершённым в ходе проведения процедуры процесса банкротства, так же, как 09 января 2020 года Верховный суд Кыргызской Республики отказал в даче такой же оценки действиям Совета Федерации профсоюзов Кыргызстана об избрании Мирбека Асанакунова председателем ФПК на основании ПОДЛОЖНЫХ документов.

Судьи Чуйского областного суда Дамир Онолбеков, Адилет Эркебаев, Эрмек Нурманбетов так же, как судьи Верховного суда по делу профсоюзов, оставляют такое же определение Султаналиева от 24 декабря 2018 года о ПРЕКРАЩЕНИИ ПРОИЗВОДСТВА. В феврале 2019 года я подаю заявление Генеральному прокурору Кыргызской Республики о совершённом Ахметовой и Султаналиевым преступлении. Генеральная прокуратура направляет это заявление в прокуратуру Чуйской области так же, как она направила заявление Нурбека Токтакунова в Главное следственное управление ГКНБ. В апреле 2019 года я получаю решение начальника отдела прокуратуры Чуйской области об отказе в регистрации заявления в ЕРПП и подаю жалобу Генеральному прокурору на это решение. В мае 2019 года я получаю решение исполняющего обязанности прокурора Чуйской области об отказе в регистрации заявления в ЕРПП и подаю жалобу Генеральному прокурору на это решение. В начале июня 2019 года я получаю решение заместителя начальника управления Генеральной прокуратуры об отказе в регистрации заявления в ЕРПП и подаю жалобу Генеральному прокурору на это решение. В конце июня 2019 года я получаю решение начальника управления Генеральной прокуратуры об отказе в регистрации заявления в ЕРПП и подаю жалобу Генеральному прокурору на это решение. В августе 2019 года я получаю решение заместителя Генерального прокурора об отказе в регистрации заявления в ЕРПП и подаю жалобу Генеральному прокурору на это решение. В сентябре 2019 года я получаю решение Первого заместителя Генерального прокурора об отказе в регистрации заявления в ЕРПП и подаю жалобу Генеральному прокурору на это решение. Но в ноябре 2019 года я получаю решение начальника управления Генеральной прокуратуры об отказе в жалобе на решение Первого заместителя Генерального прокурора и лишь тогда я обращаюсь к Президенту Жээнбекову с просьбой внести представление в Жогорку Кенеш для получения согласия и освободить от должности Генерального прокурора Откурбека Джамшитова за невыполнение задач, возложенных на прокуратуру Законом «О прокуратуре Кыргызской Республики», где утрачен контроль и нижестоящие прокуроры рассматривают жалобы на решения вышестоящих прокуроров.

В декабре 2019 года я получаю ответ из Аппарата Президента Кыргызской Республики: «Отдел судебной реформы и законности, рассмотрев Ваше обращение, адресованное Президенту Кыргызской Республики, сообщает, что информация, указанная в Вашем обращении, принята к сведению, и в случае надобности она будет использоваться в дальнейшем работе». Это то же самое обстоятельство, которое привели Матраимовы в заявлении от 13 декабря 2019 года в качестве основания для отмены обеспечения иска: «Рассмотрение дела может затянуться на продолжительный срок».

Это показывает, какую тактику контроля над государственным аппаратом и гражданским обществом избрала нынешняя власть. При получении обращения гражданина власть в нормальном государстве удовлетворяет обращение либо отказывает в нём. Но  власть оставляет обоснованное обращение гражданина в отношении проштрафившегося лица открытым на продолжительное время, получая тем самым неформальные рычаги воздействия на это проштрафившееся лицо. Поэтому все перечисленные выше судьи и Генеральный прокурор Джамшитов под угрозой привлечения их этой властью к ответственности, а также «Азаттык», «Kloop», «24.kg» под угрозой их разорения этой властью будут делать всё, что им скажет эта власть.

Почему до 01 января 2019 года можно было подавать жалобы на бездействие в случае, если следователь или прокурор не выносил постановление о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела? Потому что прежний Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики предусматривал такую стадию уголовного процесса, как возбуждение уголовного дела, и устанавливал сроки её прохождения: (1) по материалам, не требующим дополнительной проверки – 3 дня, (2) по материалам, требующим дополнительной проверки – 10 дней, (3) при наличии определённых обстоятельств – до 1 месяца. А почему сейчас не следует подавать жалобы на бездействие в случае, если должностное лицо органа дознания, следователь, прокурор не вносят в течение 24 часов заявление о совершённом преступлении в ЕРПП? Потому что действующий Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики НЕ ДОПУСКАЕТ ОТКАЗА в регистрации заявления о преступлении в ЕРПП, а статья 357 Уголовного кодекса Кыргызской Республики называет этот отказ самостоятельным преступлением.

Это значит, что, прочитав 13 декабря 2019 года на сайте Генеральной прокуратуры информацию о том, что конкретный прокурор Генеральной прокуратуры передал заявление от 10 декабря 2019 года о преступлениях какого-либо гражданина в Главное следственное управление ГКНБ, заявитель должен был обжаловать это решение конкретного прокурора вышестоящему прокурору, сообщая в жалобе о совершении этим прокурором самостоятельного преступления, предусмотренного статьёй 357 Уголовного кодекса. Сообщение о преступлении в форме жалобы обеспечивало бы заявителю, что в случае отказа в удовлетворении жалобы отказ в регистрации сообщения о преступлении прокурора в ЕРПП производился бы уже вышестоящим прокурором. Таким путём заявитель доходил бы до самого Генерального прокурора Джамшитова. Если бы Джамшитов отказал в удовлетворении такой жалобы или уклонился от ответа на неё, как он это сделал в моём случае (ответ от 25 октября 2019 года № 10/3-77-19) при уводе от ответственности судей Ахметовой и Султаналиева, тогда бы у заявителя тоже появилось право обратиться к Президенту Жээнбекову с требованием отставки Джамшитова.

5. По пятому пункту. Если заявитель хочет выйти на митинг с требованием в адрес Президента об освобождении Джамшитова от должности Генерального прокурора, он должен сначала пройти весь путь обжалования, который прошёл я по Ахметовой и Султаналиеву. В противном случае действительной целью заявителя является не освобождение Джамшитова от должности Генерального прокурора за допущенное нарушение, а раскачивание политической ситуации в стране, пользуясь искусственно нагнетаемой против Матраимовых всеобщей истерией.

Поэтому участники митингов «REакция 3.0» и «REакция 4.0» должны заменить свою повестку с требования о привлечении к ответственности Раимбека Матраимова или освобождении Джамшитова за неочевидные нарушения на требования о привлечении к ответственности судей и Генерального прокурора Джамшитова за очевидные нарушения, такие, например, как отказ гражданам в праве на судебную защиту (дело о банкротстве ОсОО «Ареопаг-Бишкек» или дело Федерации профсоюзов Кыргызстана) и невыполнение задач, возложенных на прокуратуру Законом «О прокуратуре Кыргызской Республики» (системное укрывательство заявления о совершённом преступлении судьями Ахметовой и Султаналиевым).

Иначе предстоящие митинги закончатся очередным государственным переворотом либо событиями, как в Кой-Таше 7-8 августа 2019 года.

Адвокат Ренат Медетбеков, 05 февраля 2020 года

Ссылка: https://barometr.kg/advokat-renat-medetbekov-glavnyj-vopros-sejchas-v-kyrgyzskoj-respublike-eto-vopros-o-matraimovyh



Добавить комментарий